Севыч (sevich) wrote,
Севыч
sevich

Самые экстремальные путешествия Билла Тилмана

В одном из предыдущих постов в погоне за красивостью я не удержался от пассажа: "Во время войны Тилман действительно изучал растения и пернатых в Югославии и Италии, высаживаясь туда на парашюте и преимущественно в ночное время." Как это часто бывает, информативность была принесена в жертву красивости. Изучение литературы принесло некоторую ясность в данный вопрос, чем я и спешу с вами поделиться.

Итак:




Говард Вильям Тиллман, которого все всю жизнь звали просто Билл, родился 14 февраля 1898 года в Ливерпуле в семье некрупного торговца сахаром, третий ребёнок в семье. Он учится в школе, когда начинается мировая война (тогда ещё не знали, что она будет Первой). Билл решает, что его место именно там, оставляет школу и поступает в Королевскую Военную Академию, откуда и был выпущен в июне 1915 года вторым лейтенантом Королевской Артиллерии. Полгода он проводит в резервных и запасных частях, а 18 января 1916 года высаживается в Гавре в составе 161 бригады Королевской полевой артиллерии. В марте получает лёгкое ранение, а в апреле возвращается на фронт. Потом была битва при Сомме, где Тилману повезло, но в январе 1917 года он опять ранен, на сей раз серьёзней, и его эвакуируют в Англию. Но в мае он опять на фронте. В составе уже Королевской Конной артиллерии он воюет под Ипром. Конец войны Тилман встречает на Рейне, в 1919 году увольняется из армии, и уже буквально через месяц отправляется в Кению на поиски счастья. На деньги, выданные отцом, он покупает участок земли и начинает выращивать кофе (эта деятельность не принесла Тилману больших барышей, и в начале тридцатых он продаёт ферму и возвращается в Англию).
Там, в Кении происходит встреча, изменившая всю его жизь, и придавшая ей совсем другой смысл: он встречается с Эриком Шиптоном. начинается альпинизм, начинаются путешествия.
Вместе с Эриком он отправляется на гору Кения. Через несколько лет, в 1934-м, Эрик зовёт его в Гималаи - исследовать Нанда-Деви, гору, вблизи которой не довелось побывать никому. Оба небогаты, оба относятся равнодушно к излишествам имперского стиля путешествий. и весь вояж обходится им в 500 фунтов. Но результат есть и каков - они нашли подход к горе, к которой тщетно пытались подобраться такие мэтры как Лонгстафф, Брюс и Раттледж. В этом походе выясняется ещё одно: для Шиптона и Тилмана восхождение не главное, главное первым проникнуть туда, где ещё никто не был, а восхождение - это так, если получится. На следующий год - Эверест, опять маленькая экспедиция под руководством Эрика, в полном соответствии с дорогими им принципами. ("Мы с Биллом могли набросать план гималайской экспедиции на сигаретной пачке") В большую экспедицию 1936 года Билла не берут - считается, что он плохо акклиматизируется. Но он не унывает - американские студенты хотят на Канченджангу и зовут его с собой. Канченджанга - третья по высоте вершина в мире - это всё-таки не по силам маленькой экспедиции, и Билл предлагает свой вариант - Нанда-Деви. В августе 1936 года Билл Тилман и Ноэл Оделл - человек, последним видевший Мэллори и Ирвина - стоят на вершине, до 1950 года это была самая высокая гора, на которую удалось взойти людям. Затем 1937 год, и Тилман с Шиптоном становятся первыми европейцами, увидевшими северные склоны К2. В 1938 году Тилман уже сам руководит эверестовской экспедицией, на редкость спартанской. "Ни в одной из экспедиций я не питался так ужасно", - вспоминал один из участников. Удаётся подняться до 8400, но Вторую Ступень Тилману Ллойду пролезть не получается.
Тилмана больше, чем кого-либо из англичан уважали и любили шерпы. именно Билл предложил отмечать особо отличившихся специальной медалью Тигра.
Да, я понимаю, это настоящее варварство рассказывать о Тилмане, о его путешествиях эдаким галопом. Но к его горным приключениям я ещё вернусь как-нибудь обстоятельно и серьёзно, здесь речь не о том.


В 1939 году Тилман путешествует по Ассам Гималаям (это примерно у восточной границы Бутана). Узнав о начале войны, Билл возвращается в Англию и является в распоряжение 32-го полевого артиллерийского полка Королевской артиллерии - части, к которой он был приписан как резервист. Первую Мировую Войну Тилман закончил в 1919 году в звании лейтенанта, в этом же звании он начинает Вторую. Правда, уже в ноябре ему присваивают звание капитана.
Находясь во Франции, куда отправили его часть, Тилман бомбардирует начальство рапортами об отправке его в Норвегию, поскольку там боевые действия идут в горах, там он может принести максимум пользы. Начальство вроде бы не против, но, пока крутится бюрократическая машина, война в Норвегии заканчивается. Затем боевые действия начинаются во Франции, и вопрос окончательно теряет свою актуальность.
После эвакуации из Дюнкерка, Тилман, получив звание майора, служит командиром батереи в Суффолке. Он не перестаёт напоминать командованию, что может стать гораздо более полезен на другом театре военныех действий, например в Восточной Африке, по которой он немало путешествовал. Когда его полк отправляют в Сингапур, это приводит его в натуральный шок - зачем его, специалиста по горам отправлять в джунгли? Но тут, видимо, его настойчивость наконец-то даёт результаты, и Тилмана отзывают из полка за несколько часов до отплытия части из Ливерпуля.

Тилмана направляют в Персию. В следующие полгода он успел послужить в ИНдии, Персии, Иране, Ираке, пережить сильный приступ малярии и совершить несколько восхождений. Настоящая война началась под Эль-Аламейном в 42-м. В 43-м майор Тилман, несмотря на 45-летний возраст, переводится в другую часть. теперь его службой становятся разведка и диверсии.
Несколько месяцев он проходит тренировку в лагерях вблизи Каира и Хайфы, учится прыгать с парашютом и взрывать мосты. А в июле Билл получает новое назначение.

9 августа Галифакс Королевских ВВС стартует из Ливии и направляется в сторону Албании. На борту трое - майор Тиллман, радист и специалист по подрывному делу. Ночная высадка прошла успешно, хотя всем троим пришлось довольно долго искать друг друга.

И началась работа. В то время в Албанском сопротивлении действовало три основные силы: коммунисты, националисты и роялисты. Первые объединились в Национально-освободительный фронт и были самой влиятельной и мощной группировкой. Вторые организовали "Балы комбтар" - Национальный Фронт. И третьи - сторонники короля Зогу, который в тот момент находился в эмиграции в Лондоне. Отношения между группировками были не самые лучшие, поэтому совместные действия против оккупантов могли легко смениться гражданской войной. Британское командование пыталось наладить взаимодействие между этими тремя силами, и засылало в Албанию офицеров-координаторов. Одним из таких и стал майор Тилман.


Голосующий всю свою жизнь за консерваторов Тилман, не исповедовал левых взглядов, но он видел (как в Албании, так и позже в Италии), что главной реальной силой в партизанском движении являются коммунисты: за ними гораздо большая поддержка, да и как бойцов он их ставил выше. Он видел, что только НОФ оказывает реальное сопротивление оккупантам, а две остальные группировки в лучшем случае сохраняют нейтралитет. Поразило его и то, что Англия не переставала поставлять националистам из Балы Комбтар оружие, которое исправно передавалось немцам.

После того, как Тилман сориентировался в обстановке, он решил действовать в районе города Гирокастре, где, как бы мы сказали, был партизанский край - район страны, контролируемый Национально-осмвободительным фронтом. Путешествие в Гирокастре прошло успешно, хотя и не без опасных приключений со стрельбой и погонями. В конце-концов Билл обосновывается в Шепре и начинает разбираться что и как. Албанские партизаны были крайне плохо вооружены, но Тиллмана впечатлил их боевой дух и дисциплина. Билл участвует в нескольких налётах на итальянские гарнизоны, входит во вкус, и тут приходит известие, что Италия капитулировала. Билл понимает, что на смену итальянцам придут немцы, а это уже гораздо более серьёзный противник, и главное - успеть забрать у итальянцев как можно больше оружия. И он делает командиру гарнизона генералу Эрнесто Чиминелло предложение сдаться. Тиллман сам поражался собственной наглости: он мог задействовать от силы 200 легковооружённых партизан, тогда как в распоряжении Чиминелло было 5000 человек и 8 горных орудий. Вторая сложность была в том, что части Балы Комбтар тоже были настроены забрать оружие итальянского гарнизона. Партизаны смогли собрать около 500 человек, подтянулись к гарнизону, и Билл начал переговоры, которые закончились ничем. Тогда Тилман решил отвести от гарнизона воду, чтобы сделать итальянцев уступчивее. Но он опоздал: итальянцы ушли, уничтожив всё, что не смогли забрать с собой. Противостоять вермахту в открытую сил явно не хватает, тогда Тилман в составе небольшой группы из шести человек совершает рейд к греческой границе и взрывает несколько мостов, чтобы максимально затруднить движение немецких войск. Чуть позже в портовом городке Сарандо он опять встречается с Чиминелло, который наконец-то соглается передать часть стрелкового оружия партизанам и какое-то время защищать город от немцев. Но когда часть гарнизона уже погрузилась на корабли, подходящие итальянские части попали под атаку пикировщиков и были частично уничтожены и полностью деморализованы. Тем временем немцы входили в Албанию, и Тилману с его партизанами пришлось оставить Шепр, причём немцам удалось захватить почти всё итальянское оружие. Партизаны попытались атаковать передовую немецкую колонну, но потерпели поражение, им с трудом удалось пробиться в долину Цепо.

Наступило затишье, и жизнь постепенно налаживалась: Галифаксы исправно сбрасывали оружие и продовольствие - Тилман заскучал. Тогда он предпринимает несколько путешествий по Албании с целью прояснить обстановку и наладить связь с действующими партизанскими группами. Отказавшись от сопровождающего отряда, он уходит только с местным проводником Мехди. Путешествие ностальгически напомиинает ему его довоенные приключения, но реальность была гораздо более сурова. Тилман выясняет, что Бали Комбтар саботирует доставку оружия, предназначенного Национально-освободительному фронту. А в селении Дукати он становится свидетелем и прямого столкновения между националистами и коммунистами. Тем не менее, ему удаётся подобрать место на побережье, подходящее для организации морской базы, и как-то скоординировать действия пяти крупных отрядов, действующих в этом районе. Место, выбранное для базы контролируется националистами, и этот вопрос тоже приходится решать.
Вернувшись в Шепр, Билл узнаёт, что глава британской миссии в Албании захвачен немцами. Это было для него тяжёлым известием в первую очередь потому, что он всерьёз намеревался убедить командование прекратить сидеть на трёх стульях, и оказывать поддержку только НОФ.

Зима 43-44 г.г. стала крайне трудной для партизан НОФ. Немцы активизировали деятельность, проводя то, что сейчас называют зачисткой. К тому же, Балы Комбтар фактически перешёл на их сторону. Прессинг на партизан НОФ становился всё сильнее, положение становилось угрожающим. К весне ситуация начала немного меняться к лучшему, в первую очередь из-за того, что погодные условия облегчили жизнь партизан. Во-вторых, наконец-то начало меняться то, что буквально бесило Тилмана на всём протяжении его нахождения в Албании - командование признало поддержку Балы Комбтар ошибкой. Правда, продолжало поддерживать сторонников Зогу. Но для Билла это становилось неактуальным: 18 мая он попрощался с командиром отряда Радковичем. и через 4 дня был вывезен морем в Италию.

Тилману предоставили отдых, он спал, отъедался и с особенным удовольствием ходил в кино. Но через какое-то время ему начала надоедать такая праздная жизнь, и он начал напоминать командованию о себе. И в начале августа 1944 года новое задание: опять к партизанам, опять к коммунистам (повторюсь, Тилман не был сторонником левых взглядов, но считал коммунистов лучшими из партизан), но на сей раз на север Италии. (Позднее, Тилман скажет, что главным для него, конечно же, была война, но вторым по значимости - то, что он увидел и воевал именно в Доломитах. это было здорово. Видимо, альпинист - это всё-таки диагноз.)

Высадка прошла не очень удачно: Тилман (а ему было уже 46 лет) повредил спину и потерял 2 миллиона лир. Второй офицер - Джон Росс - приземлился на дерево. Радист Марини сломал ребро и вскоре был захвачен немцами. Переводчик Виктор Гоццер приземлился удачно, к тому же недалеко от своего дома.

Начало было трудным - снаряжение пропало, связи нет. К тому же, у партизан, в отличие от Албании, не было общего командования. И Тилману пришлось заниматься буквально всем: учить бойцов воевать в горах, планировать операции, устанавливать связь с командованием. Потом ему сбросили нового радиста - стало полегче.
Биллу удалось выяснить, что немецкое командование готовит операцию против партизан, и, понимая, что имеющихся в его распоряжении сил мало для противодействия, он решает идти на плато Ле Ветте на соединение с Бригадой Грамчи. Соединение прошло успешно. Бригада Грамчи - это было уже достаточно большим соединением - около 300 бойцов - с неплохо оборудованной базой. В её составе было немало беглецов из концлагерей - в основном англичан и русских (заметим, что русскими называли всех советских. независимо от национальности). Русские партизаны впечатлили Тилмана: в его записях остались такие фамилии как Borlikoff, Orloff и Shuvoff.

Всем было очевидно, что немцы скоро будут штурмовать позиции бригады. Тилман считал, что надо уходить. Опираясь на албанский опыт, он был уверен, что сила партизанской бригады не в упорной обороне позиции, а в движении: чем мобильней, тем боеспособней. Но командир бригады - человек, которого звали Бруно - был другого мнения. Ситуация осложнялась тем, что из-за погоды и сложного рельефа не удалось провести ни одного успешного сброса боеприпасов и продовольствия.
29 сентября немцы начали атаку, партизаны несли большие потери, Билл убеждал Бруно, но тот его не слушал. Бруно лежал за пулемётом, когда к нему в очередной раз поднялся Билл и переводчик. "Скажи своему майору, что я ему сейчас покажу, как итальянские патриоты умеют умирать за свою Родину", - заявил командир. "Лучше бы вы показали моему майору, - ответил Гоццер, - как итальянские патриоты умеют выживать ради своей Родины."
Бой идёт к концу, и Тиллман со своей группой, прихватив оставшихся англичан, пытаются скрыться. Немцы прочёсывают долину, и беглецам приходится подняться по скальному кулуару и прятаться среди камней. Конец сентября, две тысячи метров над уровнем моря, тёплых вещей нет, еды нет. На третий день сидения они понимают, что так или иначе надо спускаться. Долина пуста: чтобы лишить оставшихся в живых бойцов бригады приюта и пищи, немцы сжигают все фермы. По пути англичане встречают несколько небольших групп партизан, находящихся в таком же положении. В конце концов им удаётся выйти в лес Канстиглио, где располагался крупный отряд Нино Нанетти.

На протяжении последующих двух месяцев англичане упорно пытаются организовать сброс, но так ничего и не получается. Всё идёт к тому, что зимой это вряд ли получится сделать. Состояние тяжёлое, гораздо хуже, чем год назад в Албании. Но в конце декабря неожиданно устанавливается отличная погода, и наконец-то к Рождеству партизаны получают дорогой подарок - оружие и продовольствие. Тиллман начинает делать то, зачем его сюда забросили - посещает соседние партизанские соединения, координирует действия. В какой-то момент он встречает Аттилио Тисси - альпиниста, прошедшего немало сложных маршрутов в Доломитах. И они оба забывают о войне, об опасности, о службе, и очень долго сидят и разговаривают о горах и восхождениях.

В начале апреля американцы прорывают немецкий фронт у Вероны, немцы начинают отходить через перевал Бреннер, и тут партизаны блокируют дорогу. Всем ясно, что война идёт к концу, но немцы сопротивляются ожесточённо. Около 4000 тысяч германских солдат партизаны блокируют в провинции Белуно. 30 апреля Тилман и партизанский командир Делюка предлагают немцам сдаться. Немцы отказываются, но на пути назад партизаны встречаются с наступающими британскими частями. После двухдневных артиллерийских уговоров, 2 мая немцы капитулируют. Война - вторая по счёту для Билла Тилмана - окончена. В своём отчёте командованию он пишет: "Моё мнение, что без всяких сомнений гарибальдийские формирования были наиболее эффективными (они все коммунисты). У них лучше командование, лучше организация, они привлекали более пылких и более решительных добровольцев, чем так называемые независимые бригады или бригады, сформированные другими политическими партиями."

Тилман ещё делает попытку добиться отправки на Дальний Восток, где продолжается война, но безуспешно. Война окончена, пора возвращаться к мирной жизни, а мирная жизнь для Билла - это новые путешествия. Тилмана ждёт ещё немало приключений: дипломатическая работа в Бирме, первое путешествие в Непал, первое путешествие к южным склонам Эвереста, плавание на яхте к Гренландии и Антарктиде и смерть в океане в 1977 году. Но до самой смерти майор (он так и не получил следующего звания, несмотря на все геройства) Гарольд Вильям Тилман, которого все всегда звали Билл, сохранил дружбу со своим заместителем Джоном Россом и переводчиком Виктором Гроццером. Его имя всегда вспоминают в городе Венето в провинции Белуно на торжествах в честь освобождения.
Tags: Эверест, альпинизм, горы, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments