Севыч (sevich) wrote,
Севыч
sevich

Поттер - нашей юности полёт.

(пять эпизодов из жизни Hogvarts Air Force с прологом, эпилогом и лирическим отступлением)


Эпизод четвёртый. The battle of the Hogvarts.
Хогвартс, 200… г.

- Пошли, - Гарри сплюнул грязь пополам с кровью, - уже всё, они улетели.
- Да? – приподнялся Рон из-за кучи битого кирпича, - а я уж и не надеялся, что это когда-нибудь закончится.
- Ровно 23 минуты, я засекал.
- А где Гермиона? Где все?
- Они в подвале. Успели прыгнуть в аварийные камины. Вроде все успели.
- Кроме нас кто-нибудь взлетел?
- Нет. Оливера срубили на старте, Невилл врезался в капонир, Седрик не добежал до метлы.
- А ты молодец, двоих свалил.
- А что толку, Рон!? Ты что не понял? Они же все Брумфайтеры пожгли. Все до единого! На чём мы теперь летать будем, а? Они ведь завтра опять прилетят, чем, скажи мне, мы отбиваться будем? – Гарри махнул рукой и медленно побрёл к развалинам, которые ещё полчаса назад были Гриффиндорской башней. Он так и не убрал веники, и они волочились за ним, цепляясь за камни и скрюченное железо, мешая ему идти. Рон отстегнул магошют и хотел было бросить его, но вбитый в голову приказ оказался сильнее. Кое-как запихав растрёпанный и подпалённый ВСП в сумку, Рон бросился догонять друга.

* * *

- Я считаю, Гарри возвысил голос и даже как будто приподнялся над трибуной, - что и на Гранатинах мы можем сбивать Юберфлугбессены. И даже Штаубшаугеры.
- А как? – заорал с места Том Маглагген, - Чжоу летала лучше нас всех, но её свали, просто и не заметили.
- Как, как, - взъярился вдруг Заикин, - а как мы в 41-м на Чайках Юнкерсы валили, так и тут надо!
- Чжоу… - Гарри продолжал с трудом, тот бой до сих пор не давал ему покоя, - Чжоу мы не доучили. Мы так и не смогли вбить ей в голову, что однажды вывалившаяся нога может стоить ей жизни. Она считала, что это пустяк, и вот – непристёгнутый обтекатель, потеря скорости, и… - Гарри горестно махнул рукой и сошёл было с трибуны, но в последний момент будто что-то толкнуло его обратно.
- Через неделю. Ровно через неделю и не позже я собью первый Штаубшаугер. Все поняли?

* * *

Из газеты "На страже Хогварца":
"Бить врага, как бьёт его Гарри Поттер!
Вчера на Хогварц приближалось две девятки Шлахтбаррендеро и двенадцать Штаубягдштурмшаугеров. Стервятники имели приказ стереть Хогварц с лица земли. Но служба обнаружения не спала. Батальонный маготехник 2-го ранга Гермиона Грейнджер умело, отработанным движением произвела Ортунгсгёрат и увидела отметки на экране. Как и положено по инструкции, она обвела палочкой участок и отчётливо произнесла: " энграндецименто!" Сомнений не оставалось – это слизеринские стервятники летят, чтобы разрушить последний оплот мира и свободы – Хогварц! Но маготехник Грейнджери не зря все вечера проводит за изобретением новых заклинаний. Дать бойцам новое сильное оружие – вот о чём она думает всё время. "Микрохертцен!" – кричит Гермиона, и уже ни у кого не сотаётся сомнений – это летят Шлахтбаррендеро и новые, недавно поступившие на вооружение Штаубягдштурмкампффлугзугшаугеры. "Ничего, - говорит командир Гриффиндорского полка Заикин и поднимает в воздух дежурное звено. В нём всего четыре самолёта, но имя каждого лётчика заставляет врага содрогаться от ужаса. Гарри Поттер – известный ас, тот самый, который уже не раз заставлял Юберфлугбессены валиться в землю, первый вышел навстречу врагу. Всего три дня назад он обещал своим товарищам сбить первый Штаубшаугер, и вот, настало время выполнить обещание. Заход, молниеносная атака, и расхваленный слизеринской пропагандой новейший Штаубягдштурмкампффлугзугшаугер с воем идёт к земле. Проход, петля, и ещё один слизеринский ас нашёл себе могилу на гриффиндорской земле. Верная Гранатина, полётами на которой наш герой всего ещё год назад вызывал восхищение всей школы, не подвела своего хозяина. Но что это? Поттер видит, как один из Штаубшаугеров прорвался и заходит в хвост его ведомому. "Ронни! – кричит Поттер, но увлечённый атакой на Баррендеро, Рон Уизли не замечает смертельной опасности. Спасти напарника – таков девиз истинного гриффиндорца, и Поттер бросается наперерез стервятнику. Ещё один файербол попадает прямо в ненавистную зелёную змею, и враг, дымя, начинает уходить. Но не тут-то было. Поттер вырывается вперёд и машет рукой, как будто приглашая напарника докончить начатое дело. И Рон Уизли блестяще завершает атаку! Это только Слизеринские авиаторы в погоне за личной славой любой ценой наращивают собственный счёт. Нет, не таков Гриффиндорский лётчик, не таков Гарри Поттер. Выполнение боевой задачи – вот главное для гриффиндорца. Такими их воспитал директор Дамблдорр, этому их учил и боевой наставник кавалер ордена Мерлина первой степени Пол Заикин."

* * *

- Да что уж… - Рон положил руку на плечо Джинни, - у него уже три часа, как магзут кончился. Да и… - Рон замолчал, ему не хотелось рассказывать сестре, как в безумной схватке Гарри сбил два Юбербессена, но сам стал жертвой неизветсно откуда вынырнувших Штаубшаугеров, как он вывалился из горящей Грнатины, и как слизеринцы хладнокровно подожгли его магошют. – Пойдём уже. Спать пора.
- А вдруг он сейчас придёт, представляешь, а здесь тишина, и никто ему вдверь не откроет.
- Как это никто. Охрана на воротах. Она его пустит, нас разбудит.
- Нет, Рон, ты не понимаешь, Джинни скинула руку и сделала несколько шагов по направлению к озеру, - из своих, понимаешь, вернулся человек, а его никто из своих не встречает.
- Ну, хорошо, давай ещё постоим.

* * *

- Рон, - Паша протянул ему бумагу, - принимай эскадрилью, вот приказ.
- А Гарри как же?
- Если бы Гарри был жив, он бы уже вернулся.
- Но я не могу…
- Лейтенат Уизли! – голос друга Паши мгновенно превратился в голос командира полка Павла Заикина, - отставить сопли! Вам приказано принять вторую эскадрилью. Через полчаса – ко мне за полётным заданием.
- Есть, - козырнул Рон. – разрешите выполянть?

* * *

- Итак, Поттер, вы утверждаете, что вас сбили вот здесь?- костлявый женский палец ткнул в расстеленную на столе карту.
- Да, профеесор Умбридж.
- И вы говорите, что сами упали в лес, а ваша метла в озеро.
- Да.
- Но, судя по донесениям Рона Уизли и Павла Заикина, слизернцы подожгли ваш магошют, как вам удалось избежать тяжёлых травм?
- Они подожгли только один веник, профессор Умбридж, к тому же я упал на мягкий кустарник, и…
- Продолжайте, продолжайте, Поттер.
- там меня нашёл Арагог. В его пещере я отлежался, пока моя нога…
- Поттер! Вам самому-то не смешно? Вы хотите убедить меня, что вас приютил и спрятал паук-людоед, который, как известно…
- Но он не любит Слизерин! Потому что…
- Я продолжаю. Который, как известно, состоял в близкой связи с так называемым наследником Слизерина, а возможно и с самим Салазаром. Может хватит запираться, Поттер? Может вы расскажете наконец нам все до конца и откровенно. Сколько вам заплатила слизеринская разведка, чтобы вы посадили на их территории новейший истребитель?
- Это Гранатина-то новейший? Да её любой слизеринец уже сто лет как до последнего винтика изучил!
- Вот, кстати, Поттер. Этот документ, - и профессор Амбридж протянула Гарри кусок пергамента, - ясно и однозначно показывает, что три года назад именно вы, Поттер, проводили курс начальной лётной подготовки для известных слизеринских стервятников Крабе и Гойла. Это ваша подпись?
- Да, моя.
- Вы, надеюсь, понимаете, что это – не что иное, как содействие врагу, что по условиям военного времени карается крайне строго.
- Но я выполнял распоряжение профессора Злея! Это было наказание за…
- Если вы думаете, Поттер, что то, что вы подчинялись известному и заклятому врагу Министерства и Хогвартса, заочно приговорённому к смерти, облегчит вашу участь, то вы ошибаетесь.
- Но ведь не только я подчинялся, все ученики тогда выполняли его распоряжения.
- Сейчас, Поттер, разговор идет не о всех учениках, а о вас лично. Итак: пособничество врагу, сдача в плен и передача секретных сведений. Подумайте, хорошенько подумайте над своей участью.

* * *

- Значит, слушай сюда, сука, - министр Фадж почувствовал под лопаткой что-то твёрдое и очень неприятное, - либо завтра Поттер командует Гриффиндорским полком, а эта дура валит отсюда курьерской скоростью, либо мы тебя по-тихому Арагогу скормим вместе с костюмом и портфелем. ты понял?
- Что вы себе позволяете? – попробовал возмутиться министр, - вы себе не представляете, что я могу…
- Усохни, гнида, - жарко продышали в министерское ухо, - я на Шкапина вырос, там таких, как ты, на хор ставили в день по дюжине. Короче, если не хочешь, чтобы завтра тебе вместо утреннего кофе в постель подали слизеринскую аваду кедавру, ты рвёшь на хрен все протоколы, а Умбридж отправляешь заведовать складом просроченных портянок на Диксон. Окей, ми-ни-стер?
- Окей, дрожащим голосом ответил Фадж.
- Ну вот и славно. А всё же жидкий министр нынче пошёл, не тот, не тот. Попробовал бы кто такой финт с Алексей Иванычем провернуть. Да и дядька Винстон вряд ли на такой дешёвый гоп-стоп купился бы. Ладно, иди, министерствуй.

* * *

- Ну всё, Гарри, - Паша подписал последнюю бумагу, - командуй. А я пошёл в Министерство. Буду тамошнюю породу улучшать по мере сил, так сказать, и возможностей. Буду оттуда следить за вами, раздолбаями.
- Паша, ты там сразу насчёт ЗИПа распорядись, а то у нас прутьев на два хороших ремонта, а дальше всё – полк на земле останется.
- Не будет тебе прутьев для Гранатин, Поттер, не будет.
- Как так, Паша, ты же сам понимаешь, что…
- Не будет тебе прутьев, Гарри, а будет тебе через неделю 36 штук новых Брумфайтеров. Так что не за красивые глаза и твой стильный шрамик я тебя от этой Умбридж выцарапывал, сейчас самое веселье начинается. И мы веселиться будем, и вам скучать не дадим.


Лирическое отступление.

"…вас гонят под наши файерболлы мугловские комиссары. Перестреляйте их, и выходите к нам. В Слизерине всегда с почётом принимали чистокровных волшебников. Закончим эту бесполезную войну. Гриффиндорцы – вы отважные лётчики, но ваши мётлы годятся лишь для того, чтобы катать на них старушек. Вас становится с каждым днём всё меньше и меньше. Хватит верить гнилой пропаганде муглокровок и сладким сказочкам Дамблдорра! Гарри Поттер! Драко просил тебе передать, что он отдаст тебе свой личный Штаубягдштурмкампффлугзугшаугер и с почётом примет тебя в свой гешвадер. Хватит, говорю я вам! Маги не должны проливать кровь магов!..."

- На фига ты это слушаешь? – Рон, неумело штопавший свой комбез, уколол палец и тихо матюгнулся.
- Интересно же, - Паша повернулся и положил ноги на спинку кровати, - назначат они за мою голову пять тысяч галеонов или на трёх остановятся?
Тем временем передача закончилась, и приёмник захрипел бодрым маршем:

У нас нет места трусам, паникёрам,
мы мир сжуём, как постный доширак,
и маглокровки долбанные скоро
познают наш магический кулак.

лети вперёд зелёная машина,
хоть целый мир мы вызовем на бой,
непобедим гешвадер Слизерина
и белокурый бестия Малфой.

- Да ну их в задницу, - Гарри направил палочку на приёмник, - абстелленнахсукабыстро! Приёмник испуганно хрюкнул, заткнулся и вскочил на шкаф. На всякий случай.
- Ха-а-а-рошее заклинание, - протянул Паша минут через 15, когда затих жизнерадостный ржач. – Сам сочинил?
- Гермиона подсказала, - буркнул Гарри, спровоцировав очередные четверть часа радостного и громкого выражения хорошего настроения.
- Рон, кончай с комбезом возиться, - возьми гитару лучше.
- Ага, завтра мама приезжает, как я с такими дырками буду?
- Рон, ты, видимо, что-то позабыл. Тебе больше не надо брать у Перси его старую робу и штопать её долгими зимними вечерами. Тебе надо пойти в ХОЗУ, и там, согласно вещевому аттестату, тебе выдадут много разных интересных предметов. Некоторые из них ты даже сможешь надеть на себя.
- Нет, Гарри, - Паша ради такого дела даже скинул ноги с кровати, - ему не надо идти в ХОЗУ, потому что я туда уже сходил и поставил в нужном пергаменте закорючку, которую наш Рон гордо именует подписью. Ему надо только засунуть руку под койку, после чего решить, в чём он хочет встречать миссис и мистера Уизли – в лётном комбезе, как старый воздушный ас, или в парадной форме, как нормальный гриффиндорский офицер.
Ещё пару минут Рон для порядку помучился с напёрстком и иголкой, а потом сдался. И вся комната под негромкий гитарный перебор тихо затянула любимую песню.

В метлу попало файерболлом
и расфигачило на раз.
Мы больше не вернёмся в школу,
пойдут занятия без нас.

Напишут имя на заборе,
кусок метлы снесут в музей,
портрет повесят в Гриффиндоре,
лишь только усмехнется Злей.

Сорвутся совушки с насеста
и похоронки понесут.
Заплачет мама и невеста,
друзья тихонько помянут.

Последний куплет протянули так жалобно, что у Гарри на глазах непроизвольно выступили слёзы.

- Да, - вдруг донёсся из угла тихий голос, - и мы так же много лет назад сидели в землянке при свете магзутовой коптилки, поминали погибших и пели грустный песни.
- Сэр, - Гарри попытался вскочить, но запутался в одеяле. Паше хватило выучки встать как положено, Рон испуганно отбросил жалобно звякнувшую гитару.
- Да что вы, ребята, сидите, - всё так же тихо сказал Дамблдорр, подхватывая инструмент у самого пола. – Рон, сыграй нам ещё что-нибудь.
- Сэр, задыхаясь от собственной наглости, сказал вдруг Рон, а может вы сами?
- Ну-у-у-у… Ах, старикам всегда приятно вспоминать, какими они были в молодости. – Дамблдорр перехватил гитару поудобнее, пальцы пробежали по струнам, и старый, не раз уже битый по пьяни инструмент, вдруг отозвался жгучим упругим мотивом:

В кастильском небе метла летела
навстречу смерти, такое дело.
Ты смел, как Чкалов, ты крут, как Зорро –
о, команданте, о, Дамблдорро!

О, запах дыма, огонь пожара,
о, Барселона, Гвадалахара.
Прощай, мучача, вернусь не скоро.
О, команданте, о, Дамблдорро!

Навстречу бою летел твой чато,
текла хакуна, лилась матата.
Смерть лучше плена, или позора
О, команданте, о, Дамблдорро!

Ещё не затих последний аккорд, как директор Хогвартса вышел, неслышно притворив за собой дверь.

- Гермиона, я…
- Не говори ничего, Рон, не говори ничего, я тебя умоляю. Ещё день, выйдет солнце, и весь этот кошмар начнётся сначала. Вы будете поднимать в воздух ваши Гранатины, а потом возвращаться. А мы будем считать, считать и недосчитываться. А потом вы опять улетите, а мы опять будем думать, скольких из вас мы ещё не досчитаемся к вечеру. А пока этот вечер наш, наш целиком. Представь, что нам опять по 12 лет, и всё, что нас тревожит, это кубок по квиддичу…

- Джинни, я не могу…
- Послушай, Гарри, послушай меня внимательно. Ты можешь придумывать сколько угодно причин, чтобы не брать меня на задание. ты можешь сколько угодно ставить мне неудов в лётной книжке. Мне плевать. Гранатиной я владею не хуже любого другого из твоего сквадрона. Кроме тебя, мне в хвост никто зайти не может, даже мой разлюбезный братец. И поэтому, либо ты меня берёшь своим ведомым, либо это сделает Дин Томас, ты понял?
- Хорошо, Джинни, я возьму тебя на задание своим ведомым. Но с одним условием.
- Каким, Гарри?
- В первом вылете ты не делаешь ничего, ты просто держишься за мой хвост. Ты не сбиваешь Штаубшаугеры и Юбербессены, ты не бросаешься на каждый проходящий Шлахтбаррендеро. Ты даже не нервничаешь, когда тебе кажется, что меня сейчас свалят, понятно?
- Но, Гарри, но как так можно?
- Джинни, ты безупречный летун, ты потрясающий летун. Но ты - никакой боец. Видит бог, я так хотел бы, чтобы ты сидела вместе с Гермионой и нанизывала прутья. Но если ты не можешь иначе – я сделаю из тебя бойца. Клянусь, если ты будешь беспрекословно выполнять всё, что я говорю, из тебя выйдет такой боец, что сам Малфой не рискнёт с тобой связываться.
- Гарри… Я… честное слово, я сделаю всё так, как ты говоришь.
- Но пасаран, любимая.
- Death and destruction, дорогой.

Эпизод пятый. Лети вперёд, стальная эскадрилья.
Хогвартс, 200… г.

- Я не знаю, что вы там думаете у себя в министерстве, но я знаю точно – без прикрытия я своих учеников на Дурмштранг больше посылать не буду. – Дамблдорр в ярости хлопнул кулаком по столу так, что феникс чуть не утонул в котелке с воспоминаниями. – Не буду! А если вы, господин Фадж, станете настаивать, то я заставлю вас лично отнести каждую похоронку по адресу. Каждую!
- Дамблдорр! – министр был в отчаяньи, - если мы не сделаем этого, их новенькие Шлахтбаррендеро не оставят от Хогварца камня на камне!
- Брумфайтеру не хватает дальности долететь до Дурмштранга. Без прикрытия Штаубшаугеры будут сбивать наши Свупдастеры как на полигоне.
- То есть вы отказываетесь выполнять распоряжение Министерства?
- Да и категорически.
- Ну знаете, Дамблдорр, за это можно и палочку на стол выложить.
- Не вы мне её давали, Фадж, не вам её у меня и отбирать.
- Хорошо, этот вопрос мы рассмотрим на коллегии. Всего хорошего, Дамблдорр. Я сообщу, кому вам надлежит передать дела.

* * *

- Джинни, - Гарри прищурившись смотрел на выруливающие Свупдастеры, - всё-таки как-то очень неправильно получается…
- Гарри, либо мы летим сегодня, либо Баррендеро прилетают к нам завтра, а Дамблдорра снимают. У нас есть варианты?
- Но это новое заклинание, мы даже не знаем, сработает ли оно.
- У Гермионы сработало.
- Угу, один раз.
- Ну, и у меня один раз сработало. Ну, почти сработало, совсем чуть-чуть не получилось. А у тебя и Рона не вышло даже первый слог произнести. Значит, лечу я, и точка.
- Джинни, но…
- … твою, Гарри, - потеряла терпение Джинни, - вали-ка ты отсюда, да постарайся, чтобы над Дурмштрангом было поменьше зелёных, когда мы туда прилетим. Ещё неизвестно, кому из нас хуже придётся.

* * *

- Йоу, Эрни! Это га-араздо круче, чем пугать магловских старушек Гранд-Улётом!
- Стэн, не зевай!
- Будь, спок, шеф! Но пасаран! Слыш, а, ну как клёво-то! Ни один зелёный не ушёл, я ваще в отпаде.
- Большие! – прорезался звонкий голос Джинни, - отличная работа! Домой!
- Маленькие, спасибо за прикрытие, - проговорил Эрн своим спокойным голосом, - домой!
- Хэй, милашка! – опять заорал Стэн, - не хочешь провести вечерок с геройским парнем, а?
- Ща шарахнут тебя кедаврой на отходе, геройский парень, будет тебе вечерок.
- Уау, красотка! Какой-такой шарахнут, ты чо? Все эти ваши привады кадавра ничо не стоят в сравнении с хорошей очередью из Березинской спарки! – и Стэн любовно погладил пулемёт, на котором уже было 11 насечек. А когда они приземлятся, появится ещё одна.
Свупдастер сделал последний круг над целью. Пересчитав метломараны, пристраивающиеся к нему для отхода, Эрни улыбнулся – сегодня без потерь. Над Дурмштрангским метлодромом поднимался жирный чад. Обломки Шлахтбаррендеро, разметало взрывами по всей округе. Ещё три Штаубягдштурмкампффлугзугбесена, попытавшиеся взлететь, догорали чуть в стороне.

* * *

- Джинни! Джинни, ну! Как?
- Гермиона, это было очень просто: пенденте депозито – и наши Брумфайтеры летят в два раза дальше! Суспендидо реципеенте тоже работает, но хуже – скорость сильно падает. А пенденте депозито – это то, что надо! Всё, теперь им хана! С прикрытием они ничего нам не смогут сделать. Гермиона, ты – гений, честное слово!

Из приказа:
"За разработку нового вида боевой техники наградить:
бригмаготехника 1-го ранга Грэйнджер Гермиону орденом Мерлина второй степени"

- А где Гарри?
- Джинни он…
- Что!?
- Ну, Джинни, ну не волнуйся. Он уже не первый раз так. Вернётся.
- Рон, как же так?
- Ну, понимаешь, когда мы прошлись над их метлодромом, они как с цепи сорвались. Все на нас навалились. Гарри мне ещё перед вылетом говорил: "Не ввязываемся и оттягиваем их на юг, чтобы они в Дурмштранг не успели." Мы так и думали, что если они на завтра налёт готовят, то все на подскоке и сидят. Так и получилось. Крутились, как караси на сковородке, и от себя их не отпускали, и на юг оттягивали. Вот. А уже когда уходить начали, тут пара зелёных, как снег на голову. И на Маклаггена – он приотстал чуть. Ну, Гарри только и крикнул мне "уводи!". Я потом смотрю – этот Маклагген в хвосте ковыляет, а Гарри нет. Джинни, ну…
- Что, Джинни? Что? А я его ещё послала перед вылетом…
- Эх ребятки, ребятки, - раздался рядом сокрушённый голос Огрида, - а я вот тут вам чайку принёс. Да вы не убивайтесь раньше времени, не таков наш Гарри, чтобы… О! Блин! Ну, я ж говорил! Вот он идёт. Да не туда смотрите! Ниже, ещё ниже.
И тут все наконец увидели точку над самым горизонтом, почти неразличимую на фоне леса. Сделав несколько рискованных манёвров, так, что у всех перехватило дыхание, Гарри с несвойственной ему небрежностью плюхнул аппарат на метлодром.
- Ну всё, - сняв шлем и сделав глоток чая, выдохнул Гарри, - отлетался Малфой. – И в изнеможении опустился на землю.
- И-и-йесс!!! – потряс окрестности громкий вопль, - Качать Поттера!

* * *

- Я его сразу узнал. Он ещё Гойлу заорал: "Не трогай!" и палочку тянет. Если бы он не помешал Гойлу, мне бы хана. Никак не успевал уйти. А так, Гойл шарахнулся и Малфоя зацепил, пока они крутились, я хоть развернуться успел. Смотрю, а Малфой уже в лоб несётся, палочку выставил. А я по нулям. И файерболы все расшвырял, и Березин до железки отстрелял, а кедаврой попасть в лобовой – это без шансов. Да и не успеваю я, кедавра штука долгая. Ну, и тут я… Ну, в общем, шарахнул, чем пришлось. И Малфою досталось, и самого зацепило. Я уж думаю, хватит ему, и потихоньку домой разворачиваюсь. Ан нет, прицепился, как клещ и шарашит файерболами. Я кое-как уворачиваюсь, но чую – что-то пакостное он мне готовит. И тут я – вниз, он за мной. В последний момент вытянул, а Малфой вот земли покушал, теперь не встанет. Думал, что и мне придётся, шутка ли – почти вертикально шёл. Но обошлось. Ну я потихоньку, блинчиком и – домой. Гермиона, ты не посмотришь, что там с метлой? Чинить надо, что-то хрустнуло…
- Не надо её чинить, Гарри. Отлетался твой Брумфайтер. У тебя ж перегрузка, небось за десятку была.

* * *

Гарри выходил из столовой с единственной мыслью о десятичасовом оздоровительном сне, когда Гермиона потянула его за рукав.
- Гарри, - на два слова.
- О, нет, Гермиона, ну, пожалуйста, я спать хочу – просто умираю.
- Гарри, я не хотела при всех. Чем ты шарахнул Малфоя?
- Гермиона, отпусти меня, а?
- Я отпущу тебя спать сразу, как только ты ответишь на мой вопрос. Итак?
- Ну, послушай, какая в конце-концов разница? Шарахнул и шарахнул. Главное, что он мёртв, а я пока жив. А если ты меня отпустишь, я проживу ещё какое-то время.
- Гарри, я хочу знать. Это очень серьёзно.
- Зачем тебе? Я сделал это один раз и, поверь, совершенно не горю повторить этот опыт.
- Это связано с Тем Кого …
- Да, Гермиона, да. Именно с ним это и связано. Чтобы свалить Драко я призвал Сатану. Теперь я могу идти спать наконец?
- Господи, Гарри, неужели ты не можешь называть его как-нибудь по-другому?
- Во-первых, это не он, а она. А, во-вторых, ей совершенно всё равно, как её называют. И блокбастеров "Сатана – дочь Воеводы" или "Сатана превращается в Днепр" она тоже не смотрит. Хочешь назову её истинное имя? Настоящее. Хочешь, нет? Пятнадцать Пэ ноль восемнадцать эм. Ты довольна? Хочешь ещё? Пожалуйста. Заклинание пуска звучит на серпентарго, но ты запоминай, вдруг пригодится, ты же у нас способная. Шлюссель ауф шиссен, клярлампе люхтет, ворстуфе, хауптстуфе…
- Хватит, Гарри, хватит. Я не могу это слушать. Но я не понимаю, как ты не побоялся…
- А кто тебе сказал, что я не испугался. Ещё как испугался. Но Дамблдорр, когда давал мне заклинание красной кнопки, так и сказал: "Гарри, может настать тот момент, когда у тебя не останется другого выхода. Но если ты – настоящий Гриффиндорец, то у тебя получится." Правда, после этого он добавил, что сам так и не рискнул ни разу воспользоваться этим заклятием.
- Боже мой, Гарри, боже, мой! Мне страшно подумать, какие ещё страшные заклятия ты скрываешь, и что ты ещё можешь сотворить, когда ты будешь уверен, что другого выхода нет.
- Ну, Гермиона, не всё так страшно. Поверь, для Драко я не пожалел самого-самого. А осталось так, по мелочи – парочка голубых железок, саддлер… Был стилет, но я его Рону на Рождество подарил… А, ну ещё десяток Кентов нам Джордж с Фредом из своего магазина подогнали. Кстати, хочешь парочку – забавная игрушка, тебе понравится. Только её надо с Гранд-улёта пускать, нормальную метлу переворачивает. А ещё, слушай, есть…
Всё-всё-всё, Гарри, топай дрыхнуть. Кстати, у тебя не болел шрам, когда ты призвал, Того Кого…
- Разумеется, болел, да ещё как. Но согласись, полезно в наше время иметь личный радиационный датчик, нес па? А немного головной боли – цена небольшая, ты уж мне поверь.

* * *

- Ну что, Гарри, - Паша поднялся из кресла навстречу бывшему воспитаннику, - со звёздочкой тебя.
- Спасибо, Паша, - Гарри стеснительно потрогал только что вручённую звезду Мерлина первой степени. – Вечером ждём. Сам понимаешь – положено. А то и на Дурмштранг с нами слетаешь, разомнёшься. Не забыл ещё в министерском кресле, как метлой-то управлять, а?
- Ох, Гарри. Веришь – нет, когда мы с тобой на двух Гранатинах против десятка Юберфлугбессенов вылетали, ей-богу легче было. А теперь… а, - Паша махнул рукой. Но через секунду, кинув взгляд на лежавший на столе пергамент, перестал балагурить и жаловаться на тяжёлую министерскую жизнь.
- Слушай сюда, Гарри. Хотел тебя через пару недель вызвать, но раз уж сам зашёл. Слизерин скоро раздолбают. Это уже всем понятно, дело пары месяцев, максимум полугода. Скажи, твой заместитель по лётной созрел на выдвижение?
- Джинни? Вполне. Только с вакансиями, сам понимаешь.
- Вот и двинем её на твоё место, а тебя… В общем, есть дело, как раз такой, как ты, нужен. Я-то уже никуда. Короче, подумай, посоветуйся…
- А что советоваться-то, Паша, ты ж мне и не сказал ничего. А если сейчас и скажешь, то чую я, что гриф на твоих словах стоять будет такой, что… Ладно, не тяни, согласен я.
- Да я и не сомневался. – Паша перегнулся через стол и немного картинно кинул Гарри небольшой свиток.
- Джет сваббер, - прочитал Гарри заголовок, а что это такое?
- Вот и узнаешь.

Эпилог.
Где-то в Англии, 201… г.

- Ну что, девочки, пойдём, - Паша приобнял Гермиону и Джинни и мягко подтолкнул их в сторону дома. – Соколы ваши часа через полтора вернутся, мы как раз салатиков накрошим, картошечку почистим.
- Нет, Паша, ты иди, а мы ещё постоим, - Гермиона, приложив руку ко лбу, не отрываясь смотрела, как Суперсоник Джанитор исчезает в ярком июльском небе. – Успеем мы салатики покрошить.
- Ну успеем, так успеем, - Паша присел на камень и закурил папироску. – А вообще, вы, девочки, зря волнуетесь. Джанитор – хорошая метла. Надёжная. Не психуйте.
- А я и не психую, - Джинни присела рядом с Пашей, - я своё год назад отпсиховала, когда у Гарри на этом Джаниторе бафтингом все прутья поотрывало. Дай огоньку что ли.
- Ничего себе! – Паша деланно рассмеялся, - на Дурмштранг ходила – не курила, а тут – на тебе. – и вдруг как-то даже сник. Долго рылся в карманах, потом зажигалка всё не хотела разгораться, - Снятся полёты-то, а, Джинни?
- Уже и не снятся, Паша. Лет пять как.
- И мне тоже не снятся. Почти.
- Ладно, повернулась к ним Гермиона, - и правда, чего мы тут куксимся? Пошли, пока мужики наши летают, по стопарику вмажем, ага?
- Точно, - повеселел Заикин, - у меня как раз для такого случая кое-что припрятано. – и он быстро и резко зашагал через поле. Джинни чуть-чуть задержалась, как будто запнулась или просто камешек в босоножку попал.
- Гермиона, я…
- Что?
- Давно хотела тебя спросить, почему ты всё время вот так стоишь, ладонь козырьком, смотришь вдаль…
- Ты ж знаешь, я сама не своя, когда к Рону в дивизию новые мётлы приходят. Его-то Гарри вывезет, не вопрос. А вот дальше… Ты помнишь, что было, когда у него в полку три катастрофы подряд Джет Сваббере случилось?
- Да уж… Как не помнить. Я не об этом. Ты ж лучше всех экран делала. На башне до сих пор твой ортунгсгёрат вспоминают. А тут стоишь просто и смотришь, как точка в небе исчезает.
- Знаешь, Джинни, с одиннадцати лет вокруг меня сплошные заклинания, палочки волшебные, хвосты единорога, слёзы феникса… Никто ничего не делает без заклинаний. Оладьи поджарить – одно заклинание, в магазин сходить – другое. Зелёных сбивать – десятка два только сама придумала. Погибших и то заклинанием хоронят. Только вот не придумали ещё таких заклинаний, чтобы Рон вылетел на новой метле, а я с ума не сходила бы. Так что ортунгсгёрат этот мне ни к чему. Ладно, давай Пашу догонять. Ты майонез оливковый купила?
- Да, и грейпы тоже. Всё, как ты просила.

Пролог. Эпизоды 1-3.
Tags: авиа, хохмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →